Налоговая медиация: в чем уникальность российской практики?

В ряде стран есть положительный опыт такого разрешения налоговых споров. Федеральный закон от 27 июля 2010 года № 193-ФЗ «об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)» прямо запрещает применение процедуры медиации в налоговых спорах на любой стадии.

Однако ФНС России начала эксперимент по ее использованию в области налоговых споров, а также не исключает применения медиативных подходов в ходе организации работы с налогоплательщиками при досудебном разрешении налоговых споров. Все предусмотренные российским правом способы примирения сторон в налоговых спорах не имеют потенциала к массовому применению: налоговый мониторинг используется только в отношении немногочисленного круга налогоплательщиков; заключение мировых соглашений допускается только на судебной стадии, а на практике либо полностью отвергается судами, либо распространяется только на условия, связанные с фактическими обстоятельствами.

При разрешении таких споров с помощью медиации речь должна идти не о взаимных уступках (это не частное право!), а о взаимном максимально полном и достоверном выяснении всех обстоятельств,которые имели место в конкретной ситуации. Это и есть форма примирения в публичных отношениях.

В ряде стран (Бельгия, Германия, Нидерланды, США) есть положительный опыт разрешения налоговых споров с помощью медиации. Достижение соглашения позволяет не только получить в бюджет суммы неуплаченных налогов, но и сократить издержки. Однако следует учитывать, что повышение эффективности института досудебного урегулирования налоговых споров, в том числе с помощью медиации, оказывается прямое влияние на показатели результативности судебной работы налоговых органов. Это может привести к злоупотреблениям налоговых органов на досудебной стадии примирения, склонению налогоплательщика не только пряником, но и кнутом к «перемирию».

 

Вопрос возможности применения медиативных процедур на всех стадиях налогового спора требует серьезной научной и практической проработки. На мой взгляд, применение налоговой медиации лишь на досудебной стадии ограничит процессуальные возможности сторон по примирению на любой стадии арбитражного процесса, вплоть до стадии исполнительного производства. Не секрет, что часто условия для примирения возникают именно при рассмотрении налогового спора в суде. однако здесь возникнет конкуренция медиации с судебными способами урегулирования спора (например, мировое соглашение). Необходимо четко определить правовой статус медиатора в налоговых спорах. обеим сторонам следует предоставить возможность участия в процедуре его выбора.

Чтобы обеспечить принцип равноправия сторон, медиатор не должен назначаться государством. Не менее сложен вопрос квалификации медиатора. Она должна быть не меньшей, чем у представителей налогоплательщика и налогового органа. В противном случае закономерен вопрос:если стороны не смогли урегулировать спор самостоятельно, исходя из своих знаний и опыта, то почему они должны доверить свою финансовую судьбу стороннему посреднику? Здесь, на мой взгляд, следует обратить внимание на институт налоговых консультантов, который вполне может быть использован для организации качественной помощи в примирении сторон.

(Комментарий «Финансовой газете»)